Работа в нефтяной и газовой отрасли
OilCareer.Ru Работа и карьера в нефтегазовой отрасли
Работа

Бумажная работа


Должность инженера по эксплуатации на нефтебазе, кажется, специально создана, чтобы служить трамплином для взлета карьеры. И у начальства постоянно на виду, и есть возможность проявить нетривиальное, творческое, что ли, отношение к каждому конкретному поручению. С другой стороны, тебе предоставляется самостоятельность строго "в рамочках". Так что даже при большом желании не удастся накуролесить. Начальство следит за твоей деятельностью в двойные очки, при первой же охулке ждет тебя ласковый, но четкий окорот. Словом, должность для краткого пребывания и гарантированного продвижения вверх. С предшественником Светланы Ефимовны Семеновой все именно так и вышло. 

Года два пообминал он стул инженера по эксплуатации, после чего получил пост главного инженера Орловской нефтебазы. А там уж, как писал поэт, "поприще широко, знай работай да не трусь". Этот новый тогда главный, кстати, и порекомендовал Семенову на прежнее свое место. И оказался на редкость прозорлив. 

Были ли отмечены карьеры других работников, состоявших инженерами по эксплуатации, таким же карьерным ростом, на Орловской нефтебазе не помнят за давностью времени. Ибо в нынешнем году отметила Светлана Ефимовна своеобразный юбилей: ровно тридцать лет состоит она в нынешней своей должности. 

Через два с половиной года после того, как, кончив техникум, прибыла она в Орел по распределению, заняла этот пост тогда еще молодушкой, матерью годовалой дочки, только-только устроенной в ясли. Сидит на том же стуле и поныне, когда обе дочки уже выросли, старшая давно замужем, родила внучку. Так о чем же, собственно, речь? О грустной истории несостоявшейся карьеры? О нет, Светлана Ефимовна отнюдь не считает себя неудачницей, своим нынешним положением не просто довольна, но даже гордится. И с нескрываемым удовлетворением говорит, что если на базе или в объединении "Орелнефтепродукт" возникает какой-то заковыристый вопрос о состоянии, возрасте, особенностях устройства или эксплуатации оборудования, ответы на который ни один сотрудник не знает - в том числе и начальствующие персоны, - кто-то обязательно скажет: "Надо спросить у Семеновой". Это в своего рода присказку вошло: "Спроси у Семеновой". 

А между тем был ей прямой искус начальственной должностью. Еще в 1975 году, когда ушел в отпуск главный инженер нефтебазы, тогдашний ее директор назначил Семенову исполнять обязанности главного. Но не соблазнила ее и эта примерка высокого кресла. Вот как говорит о том эпизоде сама Светлана Ефимовна: 

- Я никогда не стремилась занимать руководящие посты. Если б хотела, надо бы в свое время заочно кончить институт. Я не пошла учиться. Может, забот было много - семья, дочки. Может, не тянуло. В общем, меня вполне устраивало и устраивает дело, которое делаю. А когда меня назначили исполнять обязанности главного инженера, я с ними вполне справилась. Вопросы были текущие, хорошо знакомые. Планерки главный всегда проводит вместе с директором. В общем, не поплыла. Но когда главный отгулял положенные 24 рабочих дня, я с удовольствием вернулась на свое место … 

Между тем значение должности, которую занимает, Светлана Ефимовна отнюдь не переоценивает. Сама не раз подчеркивала, что ее удел - бумажная работа. Отчетность, паспортизация, составление документов, необходимых для введения в строй фондов, учета их износа, переоценки, списания, передачи на баланс другой организации, приема на собственный так далее. А также контроль за правильностью эксплуатации оборудования, за ведением всевозможных журналов и прочее. Словом, тысяча разных крупных и мелких забот - всех и не перечислишь. 

И с этим целым ворохом дел Семенова справляется легко, с каждым годом все основательнее осваивая даже каждый незначительный нюанс, каждую последнюю мелочь в огромном перечне своих должностных обязанностей. Нас с детства учили: "Плох тот солдат, который не хочет быть генералом ". А может, наоборот: плох тот, кто только и думает, как бы "досталось в генералы". Ведь эти честолюбивые мечтания все равно, скорее всего, не исполнятся - хотя бы по той простой причине, что генералов требуется армии в тысячи раз меньше, чем солдат. А поглощенный рвением вверх, этот самый рядовой может не обратить внимания на какую-то важную составляющую солдатской науки. Вот выходит: 

плох тот солдат, который не пытается в совершенстве освоить солдатское ремесло. Напомним кстати, Василий Теркин в генералы не рвался, но у кого же язык повернется назвать его плохим солдатом? В общем-то, в странах, где давно уже занимаются разными социологическими исследованиями, где стараются с различных сторон изучить взаимоотношения людей в процессе производства, особо выделена категория работников, которая стремится не к вертикальному росту - то есть как раз от чина к чину, вплоть до генеральского, - а стремится к тому, что получило название "роста по горизонтали". Иначе говоря, оставаясь в сравнительно скромной должности, эти люди нацелены на то, чтобы стать суперпрофессионалами, виртуозно владеющими всем, что входит в круг их служебных обязанностей. По слухам, за такое освоение мастерства там платить могут куда больше, чем другому работнику, стоящему на той же ступени, даже больше, чем тем, кто стоит на несколько ступенек выше в "табеле о рангах". Что же до конкретной Орловской нефтебазы, то ей довелось пройти через великое множество передряг: менять и подчиненность, и структуру, и форму собственности, и формы отношений с "Орелнефтепродуктом" (сперва объединением, потом ОАО) и с другими нефтебазами области. И можно не сомневаться, что от всех этих перипетий предприятие понесло бы куда больший ущерб, кабы не инженер по эксплуатации, умеющий грамотно, обходя все рифы и водовороты, составлять необходимые документы именно так, чтобы очередная кампания прошла наиболее безболезненно. Впрочем, здесь дело не только в высоком профессионализме. 

Любые проблемы Орловской нефтебазы Светлана Ефимовна воспринимает как свои личные. Иначе и быть не может, ибо все этапы ее жизни неразрывно связаны с этим предприятием. Когда она впервые приехала сюда после Волгоградского нефтяного техникума, было ей восемнадцать лет. Собиралась отработать три года и вернуться домой, под родительское крылышко. Но именно на нефтебазе встретила свою судьбу. Оказался ею шофер Володя Семенов, возивший директора предприятия. 

А когда поженились, дали им квартиру прямо на базовской территории. 

Стояло здесь несколько жилых двухэтажек с печным отоплением. И старшая дочка - Ирина - первые свои прогулки на саночках в коляске совершала под сенью огромных резервуаров для нефтепродуктов. Потом дочки, хотя обе получили высшее образование, когда было туго с рабочими местами, некоторое время трудились на нефтебазе. Словом, в тяжелое время их тоже поддержало родное для Светланы Ефимовны предприятие. 

Должно быть, из-за столь тесного слияния судеб, когда я задаю Семеновой вопрос, в каком из прошедших за три десятилетия переустройств базы она приняла наиболее заметное участие, Светлана Ефимовна растерянно разводит руками, говорит, что ей трудно сделать выбор - подумает, скажет попозже. А позднее, когда я уже теряю надежду получить ответ, вдруг выстреливает радостной скороговоркой: 

- Я принимала участие в замене насосного оборудования. Дважды при мне поменяли технологические трубопроводы, проходящие по парку. Тут было много для нас принципиально нового. Раньше как? Поставят нам, к примеру, откуда-то насос. Мы запускаем его, какой есть. А потом стали разрабатывать заявочную документацию - какое оборудование нам нужно, какое именно хотим видеть. Естественно, эта работа шла непосредственно через меня. 

А вот новое административное здание - тоже выстроено при мне. Мы девчонками работали на стройке. Или наливная эстакада, вокруг проекта которой много было обсуждений. Еще цех разлива масел запустили. Стояла на этом месте развалюха, а мы построили новую двухэтажку. На втором этаже - технологические емкости, куда продукт закачивается, внизу - большая расфасовочная машина. Автоматически подается тара, автоматически отпускается порция в каждую емкость. Может, для какого-то более современного предприятия ничего удивительного, но для нас все это - большая радость. И новое оборудование, и удобство в работе, и красота. Я принимала участие в технологическом обосновании этого проекта. А когда цех построили и запустили, красоту наводила собственноручно. На все субботники сюда ходила: подкрашивала агрегаты, рисовала на трубах стрелки, указывающие направление потока, развешивала схемы … 

И еще задал я Светлане Ефимовне традиционный вопрос: какие эпизоды из немалого ее трудового пути особенно памятны? Она долго втолковывала мне, что смысл ее работы именно в том состоит, чтобы профилактическими мерами предотвратить всякую нештатную ситуацию. А потом вдруг рассказала - опять же вдохновенно, радостно, с лучезарной улыбкой - замечательную историю, которой и закончу. 

Началась она как раз с нелюбимой Светланой Ефимовной нештатной ситуации. Была на нефтебазе старенькая котельная, работавшая на мазуте. И вот посреди зимы 1990-91 года эта старушенция громко чихнула однажды на всю округу, после чего вышла из строя. И хотя несколько дней нефтебазовские левши так к ней пытались подъехать, и этак, оживить ее не удалось. 

А ведь нефтебазе тепло нужно не только для того, чтобы поддерживать сносную температуру в административных производственных помещениях, но для того, чтобы греть многие продукты, которые иначе не отгрузишь потребителю. 

И тогда возникла идея - выпросить у железнодорожников паровоз, отработавший свой век, но еще способный, стоя на месте, производить пар. Таковой ветеран был обнаружен и предоставлен путейцами в распоряжение давних партнеров. Его загнали в тупик, подсоединили к отопительной системе, и месяца два, пока приводили в чувство котельную, снабжал этот агрегат нефтебазу паром. 

Мне подумалось, что эта история не случайно особенно ярко запомнилась Светлане Ефимовне. Дело в том, что ее отец Ефим Иванович весь свой трудовой век отработал на паровозе. И хотя было это давно - уже лет двадцать как нет старого машиниста в живых, - да и не в Орле, а в Волгограде, все равно получалось складно: будто именно отцовский паровоз пришел на помощь дочкиной базе в трудный момент. 

Но это, как говорится, "символятина". А меня специфика жанра, в котором работаю, заставляла выяснить конкретные факты, связанные с этой историей. 

Потому я спросил Семенову, в чем состояло личное ее участие в эпизоде с паровозом. 

Светлана Ефимовна улыбнулась: 

- Ну, сами понимаете, технической документации мы в этом случае не готовили. Тут все делалось экспромтом. Но участие я принимала. И очень важное. 

Ведь ребятам из котельной приходилось день и ночь работать кочегарами на паровозе. А кидать в топку уголек - нагрузка не шуточная. Вот я и придумала варить им обеды в лаборатории. И первые недели две, пока все не стабилизировалось, мы во всякое время суток мужикам регулярно готовили горячую еду. Считаю, что занималась на том этапе очень ответственной работой. Хотя она и не входит в круг моих служебных обязанностей.



Ключевые слова: Должность, образование, инженер
Пресса | Просмотров: 407


Оцените новость 0 из 5 0 407
рейтинг голосов просмотров
 
 


Понравилась новость? Расскажи друзьям!








Похожие новости:


Авторизация



Напомнить пароль · Регистрация
Сейчас на сайте:   
Онлайн всего: 69
Гостей: 67
Пользователей: 2

                               (hr-petec, podvodnik).
Следуйте за нами:   Нефтяники,   ВКонтакте,   Одноклассники,   Мой Мир,   Facebook,   Google+,   YouTube,   Twitter,   Instagram,   LinkedIn,   LiveJournal,   Uid.Me
Защита персональных данных
OilCareer © 2006-2017