Работа в нефтяной и газовой отрасли
OilCareer.Ru Работа и карьера в нефтегазовой отрасли
Работа

Радость нефтяника ветерана


– У меня проблем нет. Живу как должно, – порадовал меня Федор Александрович Арнст. Поверьте, не каждый пенсионер отважится сегодня на такое заявление. Отдав десятилетия труда освоению Западной Сибири, заработав на том букет болезней и небольшую пенсию, которой едва хватает на оплату коммуналки, телефона, питание и одежду, обычно они сетуют на жизнь и неблагодарное государство.

А тут – живу как должно. Разговорившись с ветераном, понял: проблем у него действительно нет. Залогом того стала вся прошедшая в труде жизнь.

Она была не только трудовой, но и трудной. Сын репрессированной крестьянки, сосланной из города Энгельса Саратовской области в деревню Пригородную Красноярского края, он с детства познал невзгоды. Мать не разгибая спины трудилась на совхозных полях, поднимала пятерых детей, приучая к земле и их. Выращивали в овощемолочном совхозе все: пшеницу, огурцы, помидоры, картошку, капусту, даже арбузы. По направлению совхоза окончил школу механизации широкого профиля в Минусинске, потом работал на комбайне, убирал зерно.

– Сначала был комбайн «Сталинец-6», потом С-4. Кстати, те навыки потом пригодились в Сургуте на сенокосе, когда заготавливали корма для подсобного хозяйства, – вспоминает Арнст. – Но труд тот был недолог. Призвали в армию, а после службы в совхоз я так и не вернулся.

Приехали в Совгавань, где служил Федор, «покупатели» – нефтяники. Уговорили попытать счастья в Западной Сибири, где в середине шестидесятых вспыхнула «нефтяная лихорадка». Так Арнст оказался в Сургуте, который стал ему и родиной, и домом.

– Объединения еще не было, работало нефтепромысловое управление, а в его составе – автотранспортная колонна, позже реорганизованная в УТТ №1, – рассказывает ветеран. – Вот с первого дня там и работал трактористом. Менялись названия предприятия, техника, но, по сути, запись в трудовой книжке осталась одна.

Работать приходилось много. Главным образом обслуживал вышкомонтажников, перетаскивал по бездорожью буровые установки, сначала БУ-75, БУ-80, а потом и первые 3000 ЭУК. Сначала они монтировались на 100, 108, 315 кустах. Людей не хватало, потому трудиться приходилось на нескольких механизмах. Была амфибия, АТТ, трактор, АТЛ-333. В зависимости от необходимости, выписывали путевой лист то на трактор, то на амфибию, то еще на что-нибудь. Возили продукты, оборудование, запчасти, детали. На промыслах требовалось все, а вот с доставкой было туго. Жили дружно. Приходилось недосыпать, недоедать, но все прекрасно понимали, во имя какого великого дела это надо.

– Как-то праздновали мы Новый год у товарища, Валерия Дроздова. Только сели за стол, а тут срочно вызвали на работу. На буровой на Западном Сургуте сгорел двигатель, требовалась замена, – вспоминает механизатор. – Ничего не поделаешь: дело превыше всего. Быстро собрались, взяли двигатель, поехали, заменили. Возвращаясь домой, думали, что наконец-то праздник встретим. А тут, как назло, мороз, машина еле идет. Да еще и ремень помпы лопнул.

С горем пополам заменил. Добрались до дома, но не успел я машину поставить, как снова вызывают: на той же буровой опять двигатель «полетел». Тут уж не до праздника. Развернулся – и в путь: заехали на другую буровую, демонтировали двигатель, повезли дальше. А как доехали – поинтересовался, что случилось. Оказывается, в погоне за метрами проходки мастер даже не давал двигателям прогреться, сразу ставил на полную нагрузку. Они и «летели». Вот уж где зло взяло, чего я ему тогда только не высказал. Однако такие «праздники» были редкостью. В основном отмечали их в компании, дружно и весело. Большей частью не в общежитии, а в Доме культуры в старом Сургуте. Что молодежи было надо? Посмеяться, побалагурить, потанцевать. Вот и устраивали танцы до упаду, на всю ночь. Накрывали столы, собирались компаниями. Пришел, заказал столик – отдыхай. Благо места хватало для всех.

Очень нравилась Федору работа вышкомонтажников, настолько, что и сам помогал им, попросился на кран, чтобы быть ближе к вышкарям.

– И сегодня покажи мне 3000 ЭУК – любую деталь назову, настолько досконально изучил буровую, – гордится познаниями Федор Александрович. – Потому и остался на кране. Сначала был К-162, потом «Январец». А позже начали приходить краны Туапсинского завода. Чтобы работать на них, отправили меня в Туапсе на месяц учиться. Работы было много. Пока демонтировали-монтировали, крановщики метались по месторождениям, обслуживая сразу несколько бригад. Пока вышкомонтажники заканчивали монтаж буровой, кран уже перенаправлялся в следующую бригаду, так что простоев практически не было.

Работал на Западном Сургуте, Фёдоровском, Локосовском, Савуйском, других месторождениях. И всюду свои трудности, среди которых главной оставалась одна – отсутствие дорог. Но это механизатора уже не пугало.

В общежитии квартировал мало. Уже в 1967 году женился и прожил с Валентиной Георгиевной душа в душу 32 года.

– Зашел как-то в парикмахерскую постричься, а она там работала мастером, вот и познакомились. Вскоре купили свадебное платье и сыграли свадьбу. Правда, парикмахером она потом недолго была. Появился ребенок, сначала с ним сидела, а когда ребенку дали место в детском саду, устроилась секретарем.

– Интересной была жизнь, хотя и трудной. Но мы тягот не замечали. Было стремление жить и работать. А кто хорошо работал, тот и зарабатывал. Если ты разгильдяй, так и не заработаешь, – вспоминает Арнст. – Это ведь как дерево. Если оно кривое, то его уже не выправишь, никак с прямым стволом не будет. А если здоровое, то и ствол прямой. Так и люди. А люди окружали порядочные, здоровым было все общество. Ни хулиганства, ни воровства не видали.

– Жили в общежитии, порой по 12 человек в комнате, двери не закрывали. Деньги лежали в чемоданах, так и рубля не пропадало. Приехали как-то ко мне земляки, звонят: нет денег, одолжи. А я отвечаю: пойдите возьмите в чемодане. Так и жили.

А воровство началось позже. Наглое, бессовестное. С болью в сердце вспоминает Федор Александрович, как жил он на улице Ленина, а залезшие в квартиру воры вместе с детскими вещами прихватили его орден «Знак Почета». Обидно, ведь это награда за безупречный труд. Наград у ветерана много. Все и не припомнит. Имеет звания «Почетный нефтяник», «Ветеран труда», медаль за освоение природных богатств Западной Сибири, массу почетных грамот. Бережно хранит документы в специальной папке, мечтая о том времени, когда будет рассказывать о пройденном жизненном пути внукам.

Они у Арнста уже есть. Трое. Да малы пока, мало что понимают. Но придет время, и он многое сможет им рассказать о пути первопроходца.

– Сейчас только и осталось, что радоваться жизни, – улыбается ветеран.

– Пенсия есть, получаю дивиденды за акции. И сам, и жена – ветераны труда, значит, коммуналка вдвое дешевле. С землей дружу, на даче выращиваем буквально все, не только себе хватает – соседям, знакомым раздаем.

На работе помнят, не забывают, на все праздники приглашают, путевки в санаторий дают. Сейчас вот опять выделили. В мае поеду на Черное море, в «Лермонтово». Нравится мне там.

Гложет только одно: сыновья не пошли по его пути, не стали механизаторами. Но и это не беда. Главное, порядочными людьми выросли. А это для родителей – главное.



Ключевые слова: Нефтяники, работа
Пресса | Просмотров: 1575


Оцените новость 0 из 5 0 1575
рейтинг голосов просмотров
 
 


Понравилась новость? Расскажи друзьям!








Похожие новости:


Авторизация



Напомнить пароль · Регистрация
Сейчас на сайте:   
Онлайн всего: 26
Гостей: 25
Пользователей: 1

                               (hays4ivanoff163).
Следуйте за нами:   Нефтяники,   ВКонтакте,   Одноклассники,   Мой Мир,   Facebook,   Google+,   YouTube,   Twitter,   Instagram,   LinkedIn,   LiveJournal,   Uid.Me
Защита персональных данных
OilCareer © 2006-2017