Работа в нефтяной и газовой отрасли
OilCareer.Ru Работа и карьера в нефтегазовой отрасли
Работа
Начало » Статьи » Трудоустройство » Рынок труда

СОБЕСЕДОВАНИЕ [35]Испытательный срок [12]План действий [15]
Рынок труда [35]Советы работодателей [5]ТРУДОУСТРОЙСТВО [43]
Истории успеха [5]Будьте осторожны [10]Работа за рубежом [6]

Каста черного золота

Рабочее место в нефтяной компании – билет в рай. Солидные заработные платы впечатляют даже по меркам столицы. Что уж говорить о регионах, где производится нефтедобыча? В Ханты-Мансийском автономном округе, который недаром прозвали «российским Кувейтом», доходы рабочего-нефтяника на уровне 17-20 тысяч рублей в месяц не так уж сильно выделяются на общем фоне: в бюджетных школах региона столько же зарабатывает завуч. Уборщица в головном офисе «Сургутнефтегаза» - где-то вдвое меньше. Впрочем, там и цены на продукты первой необходимости вдвое выше московских. Зато в Томске со средним заработком горожан на уровне 5 тысяч рублей (и соответствующими ценами) или в Омской области, где народ еще беднее, инженер с ежемесячным доходом, близким к 30 тысячам рублей, без преувеличения кум королю.

Статфакт
На долю нефтяной промышленности приходится более 14% промышленного производства России. По разведанным запасам нефти (около 12% мировых) наша страна входит в число ведущих нефтедобывающих государств мира. По уровню добычи нефти Россия занимает 3-е место в мире после Саудовской Аравии и США. В 2001 году добыча нефти по Российской Федерации наращивалась еще более высокими темпами, чем в 2000 году. Годовая добыча нефти в позапрошлом году составила 348 млн. т
.
 
Не появилось желания воскликнуть: «Я б нефтяники пошел!»? Только не думайте, что эта статья - реклама работы в нефтянке. По крайней мере российские топливные гиганты в такой рекламе не нуждаются. Более того, им она, пожалуй, во вред: они ждут далеко не каждого выпускника, будь он хоть семи пядей во лбу. Знаменитое РАО «Газпром», например, вы не найдете в числе работодателей даже в разделах специализированных нефтяных сайтов. А вообще на этих сайтах молодому специалисту делать нечего – все предложения содержат обязательное требование опыта работы не меньше 2 лет). Что уж тут говорить о всяких «джобах» и «суперджобах», где если и появится нефтяная вакансия, то разве что от мелкой сети бензоколонок – на позицию заправщика? Однако это вовсе не значит, будто тому же «Газпрому» люди не нужны и у него нет надобности в молодых, пусть неопытных, но перспективных кадрах. Если верить факсу, пришедшему в адрес редакции из Департамента кадров названного РАО, молодежь туда берут. Но «в основном из базовых вузов».
 
В Москве эти вузы, как и подобает при столь солидном статусе, обеспечивают своих студентов не только хорошим багажом знаний (недаром Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина и Международный институт Топливно-энергетического комплекса (МИТЭК) МГИМО стабильно занимают первые строчки во всевозможных рейтингах), но и гарантируют им трудоустройство. Скажем, МИТЭК МГИМО потому и появился, что у российских нефтяных гигантов обострилась потребность в экономистах и юристах-международниках, знающих специфику ТЭК. Но и цена обучения соответствует статусу – от 51600 рублей в год в РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина до 5 тысяч долларов в МИТЭК МГИМО. Чем не цена билета в рай, который, если верить логике Газпрома, следует приобретать именно в базовой приемной комиссии?

В целом по стране список базовых вузов отрасли не ограничивается Москвой: есть они в Тюмени, Казани, готовят кадры для нефтянки Томский государственный университет и Томский политехнический институт (с двумя последними тесно сотрудничает «Юкос»). А если верить кадровикам региональных нефтяных компаний, то этот список далеко не исчерпывающий.

Дмитрий Попов, начальник отдела кадров ОАО «Сургутнефтегаз» (г. Сургут, Ханты-Мансийский автономный округ): «В последние три года в нашей компании стабильный кадровый прирост. А выпускников вузов мы активно привлекаем как минимум последние 5 лет – принимаем на работу порядка 500 ребят в год. У нас есть свои базовые вузы – Тюменский государственный нефтегазовый университет и его филиал в Сургуте, и 70% молодого пополнения нашей компании приходят оттуда. Ведем отбор среди детей сотрудников нашей компании, и если они хотят, как и родители, работать у нас и этот отбор успешно проходят, мы частично оплачиваем их обучение в базовых вузах, гарантируем прохождение производственных практик в компании и трудоустройство после получения диплома. 

Но это не значит, будто мы закрыты для выпускников других вузов. У нас работают дипломированные нефтяники, учившиеся в Перми, Ухте, Уфе. Единственные требования – средний балл диплома от «4» и, к сожалению, семейное положение – берем только холостых. Беда в том, что в регионе дефицит жилья, поэтому можем предложить только койку в общежитии. У нас работают выпускники московских вузов, но их удельный вес в общей массе наших молодых специалистов невелик – от силы процентов 5, и это наши местные ребята, которые просто ездили в столицу учиться. Москвичи к нам не рвутся: сами судите, кто сегодня согласится ехать из столицы за тридевять земель, чтобы жить в общаге? И вообще Москва – регион не наш: у нас все производственные структуры сосредоточены на Севере, головной офис находится в Сургуте. Москвичи трудятся в нашем представительстве в столице, однако его штат для компании – капля в море: меньше сотни сотрудников, в то время как в «Сургутнефтегазе» работают 88 тысяч человек».

«Компания ведет активную работу с вузами, организует прохождение производственных практик и стажировок студентов и распределение выпускников на свои предприятия. Среди наших постоянных партнеров Российский государственный университет нефти и газа им. И.М. Губкина, Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова, Тюменский государственный университет, Тюменский государственный нефтегазовый университет. Компания предоставляет молодым специалистам реальную возможность получить первый опыт работы, практического применения полученных знаний и управленческих способностей, реализовать свой потенциал на различных должностях в предприятиях Компании. В 2001 г. по целевым договорам в вузах обучается 1600 студентов. Уважаемые студенты! Наша компания высоко ценит молодые кадры, осознает важность общения с Вами», – гласит текстовка на сайте Тюменской нефтяной компании (www.tnk.ru, кстати, желающие попытать счастья могут прямо с сайта отправить в кадровую службу компании свое резюме. На сайте также можно познакомиться с материалами он-лайн конференции ТНК и студентов нефтяных вузов, прошедшей в апреле прошлого года на базе Тюменского государственного нефтегазового университета).

Валерий Оськин, директор «Международного Кадрового Альянса» (центральный офис в Москве): «Нет закрытых для молодежи компаний. Эта проблема - не в менеджменте компаний, а в головах молодых специалистов. Здесь есть две главные проблемы: несоответствие запросов молодых кандидатов их способности эффективно работать в рамках конкретной компании и неумение преподнести, «продать» себя на рынке труда».

Отрадой молодого специалиста кажется сайт нефтяной компании «Юкос» (www.yukos.ru), увенчанный девизом «Юкос» – открытая компания». Раздел «Кадровая политика» пестрит заголовками в духе «Ставка сделана на молодых» и повествует о головокружительных перспективах карьерного роста – от простого буровика до начальника нефтегазодобывающего управления (НГДУ). Поднимают настроение также фотографии счастливых молодых людей, облаченных в каски, и рисунки детей сотрудников компании на тему: «Папа на фоне буровой вышки».

Жаль, подробно побеседовать с руководством управления кадровой политики НК «Юкос» не удалось. Комментарий компании, судя по сайту, уделяющей немало внимания росту молодых кадров, мог бы развеять сомнения относительно перспектив карьерного роста в отечественной нефтянке. HR-менеджеры работающих в нашей стране зарубежных топливных компаний упрекают российских коллег в том, что те только обещают постепенный подъем по служебной лестнице, на деле же пришедшие в «ЛУКойл» или другую отечественную нефтяную компанию вчерашние студенты так и остаются на низших должностях на срок до «пока не уволится».

Можно предположить, что кадровики транснациональных топливных монстров клевещут на российских нефтяников в конкурентной борьбе за молодой кадровый резерв. Но вот только если и присутствует на этом сегменте рынка конкуренция, то лишь между зарубежными компаниями, которые активно информируют выпускников и студентов старших курсов вузов о своих программах набора. В отечественной же нефтянке – сплошное затишье.

Оксана Соболева, начальник отдела маркетинга Компании «АНКОР», специализирующейся на рекрутинге и подборе кадров: «Я бы не стала категорично утверждать, что российские компании не берут на работу молодых специалистов. Разница в том, что у зарубежных компаний более осознанная кадровая политика, отработанная годами. Российский же бизнес свою только выстраивает. Когда любой работодатель обращается за помощью к нам, его интересуют только специалисты с опытом работы не меньше двух-трех лет, причем если этот работодатель – зарубежная компания, то и опыт прежней работы соискатель должен получить в другой зарубежной компании. Да, иностранные корпорации привлекают молодых специалистов, понимая, что проще привить им основы европейского или американского менеджмента «с нуля», чем переучивать после работы в российской компании. Но и российский работодатель не закрывает двери для молодежи».

Марат Хафизов, инженер-рекрутер мультинациональной нефтяной компании Slumberzhe Logeliko Inc.: «При подборе кадров мы отдаем предпочтение молодым инженерам. Это ключевая особенность нашей кадровой политики – мы никогда не берем менеджеров со стороны, воспитываем свои кадры сами. Модель карьерного роста одинакова для всех молодых специалистов: начальная позиция – полевой инженер, однако за определенный период работы в компании каждый сотрудник должен проходить определенные тренинги и по мере их прохождения продвигаться на более высокие позиции. Так что отбираем кадры в основном сразу после вуза. Это не значит, что у нас закрыты двери для инженеров, получивших опыт работы в других нефтяных компаниях, но их набор ограничен. Более того, есть строгий возрастной ценз: соискатель должен быть не старше 28 лет. Причина тому одна – в двадцать два года человека легче чему-то научить, чем в тридцать».

Опровергнуть поклеп из-за границы могли бы сами российские нефтяные компании – информацией о своей кадровой политике «из первых рук» и живыми примерами молодых ребят, успешно продвигающихся по карьерной лестнице. Мы с удовольствием предоставили бы им место в журнале. Или стереотипное представление об отечественной нефтянке как о сфере, закрытой для молодых, их вполне устраивает?

О перспективах своего трудоустройства рассуждают студенты Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина, одного из ведущих базовых вузов отечественной нефтянки:

Эльвира Гафиева, факультет химической технологии и экологии, VI курс:- Лично у меня хорошие шансы работать в мультинациональной нефтяной компании Schlumberger. В ноябре 2002 года на ярмарке вакансий (они проводятся в университете каждый год) я подала свое резюме представителям Schlumberger и прошла предварительный отбор. И все-таки в российскую нефтяную компанию, по-моему, устроиться проще, чем в иностранную. У нас многие учатся по трехстороннему договору: студент – компания – вуз. Но и для остальных вполне реально попасть в отечественную «нефтянку». Сейчас многие компании ориентированы на молодых специалистов.

Константин Копыльцов, факультет разработки нефтяных и газовых месторождений, I курс: 

- В нефтянке без связей вообще трудно устроиться куда-либо. В иностранных компаниях обязательно нужно еще знать язык, а в нашем техническом вузе он преподается не очень хорошо. Конечно, если идешь на шестой курс, начинаешь специализироваться в иностранном – английском, арабском. Но и это обычно ничего не дает. Приходится получать второе высшее образование по инязу.

Анна Стетюк, факультет геологии нефти и газа, II курс: 

- Я учусь по договору вуза с «Лукойлом», таким образом, мое трудоустройство практически гарантировано. Но и для моих сокурсников, если они хорошо учатся, вполне реально устроиться в российскую нефтяную компанию, даже в ее московскую структуру – там много вакансий.

Андрей (фамилию просил не указывать), факультет разработки нефтяных и газовых месторождений, II курс магистратуры: 

- Я проходил практики в ТНК и «Лукойле» на западносибирских месторождениях. Впечатления? Одинаково относятся, что к студентам нашего вуза, что к учащимся техникумов из городов Западной Сибири: все начинают с нуля – с оператора добычи. И едва ли компании видят в практикантах своих будущих работников.

Кондрат Овчинников, юридический факультет, V курс: 

- Я пришел получить юридическое образование. И мне все равно, в какой организации работать. На нефтяную компанию даже не рассчитываю: без знакомств это сложно. Я и практику проходил у нотариуса.




Ключевые слова: Нефтяники, работа, компания

Категория: Рынок труда | Добавил 04.11.2007: Russo | Автор: Руслан Царев | Просмотров: 15671




Похожие статьи:


Авторизация



Напомнить пароль · Регистрация
Сейчас на сайте:   
Онлайн всего: 36
Гостей: 34
Пользователей: 2

                               (Qvazar192, ndinar8785362).
Следуйте за нами:   Нефтяники,   ВКонтакте,   Одноклассники,   Мой Мир,   Facebook,   Google+,   YouTube,   Twitter,   Instagram,   LinkedIn,   LiveJournal,   Uid.Me
Защита персональных данных
OilCareer © 2006-2017