Работа в нефтяной и газовой отрасли
OilCareer.Ru Работа и карьера в нефтегазовой отрасли
Работа
Начало » Статьи » Трудоустройство » Истории успеха

СОБЕСЕДОВАНИЕ [35]Испытательный срок [12]План действий [15]
Рынок труда [35]Советы работодателей [5]ТРУДОУСТРОЙСТВО [43]
Истории успеха [5]Будьте осторожны [10]Работа за рубежом [6]

Герой сибирских сказаний как фактор рунета

Только ленивый ни разу не пнул за последние полгода компанию "Сибинтек". Не оправдались, говорят, ожидания почтенной сетевой общественности. А ожидания те немалыми были. Раз уж нефтяная империя "ЮКОС" ради нового детища пожертвовала своим флагманом (gazeta.ru), то "Сибирская Интернет Компания" просто обязана была за неполный год существования добиться невиданных (или хотя бы заявленных) результатов. Что греха таить, любим мы позлословить по поводу мнимых неудач коллег. Особенно эта тема завораживает, когда внешне у коллеги все вполне благополучно. 

"Yтро" не принимало участия в дискуссиях "о неполном соответствии" "Сибинтека". Нашим читателям интереснее не локальные разборки, а реальные события и портреты героев этих событий. Во время только что прошедшего Российского Интернет Форума - РИФ2000 - нам удалось поговорить с вице-президентом компании "Сибинтек", Ильей Пономаревым. Именно с его именем, как правило, связывают легенды и мифы вокруг "Интернета, прирастающего Сибирью".

 
Общий портрет: Илья Владимирович Пономарев - общительный, хорошо образованный молодой человек 24-х лет, родился в Москве, в год Кота, под знаком Льва, женат, сыну 5 лет, скоро ожидается прибавление в семействе, классическая "сова", рабочий день с 12 до 24, форма одежды "зависит от времени суток", предпочитает жить в загородном доме, а не в городской квартире, большую часть времени вынужден проводить вне дома, любит послушать БГ, почитать Платонова, последняя прочитанная книга - The Prize ("Добыча") by Daniel Ergin (которую считает весьма поучительной и рекомендует всем), последний поход в театр - Metro (бродвейская версия была спродюсирована хорошим другом, г-ном Кубяком), буквально несколько дней назад вернулся из Силиконовой Долины, любимое место отдыха - горные лыжи в хорошо оборудованном месте, любимое авто - BMW 5, любимое блюдо - chicken fajitas, любимая порода собак - миттельшнауцер... Жизненное кредо - "Всегда"! (У вас были сомнения на этот счет?) 
 

Евгений Финкель: Если бы ты сейчас составлял curriculum vitae, что бы ты там про себя написал?

 
Илья Пономарев: Я - профессиональный менеджер, специализирующийся на проектах развития. По большому счету, мне все равно, чем заниматься. Когда меня Михаил Борисович Ходорковский попросил заняться Интернетом, я работал в нефтянке  и считал, что приносил значительную пользу. Сейчас я примерно знаю, что могу делать нечто, чего не могут делать другие. А мое CV есть в Интернете, и его могут все прочитать. Единственно, могу добавить, что физфак МГУ я так и не закончил, ушел с середины 4 курса. Поманили иные дали. 
 
Е.Ф.: Ты программист? Или, по крайней мере, собирался им быть?
 
И.П.: Я не думал стать программистом. Просто начал программировать, еще учась в школе. Это как первая любовь. Кстати, я долго колебался между физфаком и ВМК. Я изначально был заточен на то, чтобы заниматься менеджментом на стыке информационных технологий и большого производства. И эту идею я реализовал в нефтянке. Сначала это были чисто ай-тишные работы - построение сетей, потом - построение сложных производственных систем, в основе которых стояла некая технология управления производством. По большому счету, все это могло бы продаваться без какого бы то ни было софта. То есть это были именно управленческие технологии, управленческий консалтинг. Тогда-то и поступило неожиданное предложение Ходорковского, от которого невозможно было отказаться.

 

Е.Ф.:Когда был создан "Сибинтек"?

И.П.: Сама идея родилась в декабре 1998 года, в январе 1999 возникло название "Сибинтек", компания была зарегистрирована 26 февраля, а 4 июня того же года было объявлено официальное открытие компании, утверждены бюджет и общая стратегия, оборудован офис. Тогда же первый компьютер приехал в город Нефтеюганск. Вскоре были созданы учебные классы.  

 

Е.Ф.: Сообщение о готовности государства поддерживать ваш образовательный проект одновременно и порадовало, и насторожило многих. Можешь ли ты рассказать, как зародился этот союз с государственными структурами и почему госпожа Матвиенко столь доброжелательно на все отреагировала?

И.П.: Ну, почему она так радостно отреагировала, это понятно. За счет "ЮКОСа" на пороге как губернаторских, так и президентских выборов разумно поддержать крупную образовательную программу. Плюс необходимо было подправить сложившийся мрачный имидж, что "государство стремится только к контролю над всем и вся" (хотя я пока не вижу, чтобы у них, как в Китае, дошли руки до тотального контроля). Поэтому любая инициатива, идущая снизу, всеми воспринимается положительно. Логика такова: что-то зарождается, давайте поддержим, потом посмотрим. Наша мотивация тоже понятна. Есть совершенно четкий имидж компании, которая стремится "минимизировать" свои налоги. С другой стороны, одна из основных мотиваций не платить налоги в том, что они идут черт знает на что. И демонстрация того, что компания знает, куда эти деньги вложить, - это подтверждение того, что компания занимается делом государственным. Но и коммерческий смысл понятен. С одной стороны, есть долгосрочные задачи. Очевидно, что 10 миллионов человек, которым показывали и пропагандировали в процессе обучения конкретные сайты, станут их постоянными посетителями. Кроме того, есть и сиюминутный интерес. Преобразовать в действующую структуру существующий комплекс зданий. Все это не будет суперрентабельно, но будет покрывать свое существование. 

 

Е.Ф.: Означает ли это, что государство никак финансово не участвует в проекте?

И.П.: Пока слабо. 

 

Е.Ф.: То есть та шумиха, которая была раздута в сетевых СМИ, и рассказы про сказочные суммы не имеют отношения к действительности?

И.П.: Да. Но государственный PR тоже существует. Ну а потом, у людей есть какая-то иллюзия, которая мне непонятна. Они не понимают, что чем больше структура, тем инерционнее деньги. Государственные структуры, при всем своем могуществе и масштабах, даже если у них есть большие бюджеты, не могут кардинально взять и потратить на что-то деньги. Они обязательно должны дать заработать своей внутренней бюрократии. Идея типа нашей просто не может получать финансового внимания до конца лета 2000. Просто эти деньги не вытащить. Хотя, конечно, если дело пойдет хорошо и успешно, то "старик Державин нас заметит" и уже не будет столь осторожен. Вот тогда что-то может случиться. 

 

Е.Ф.: Ваша образовательная программа называется "Интерград". Какие технологии используются при обучении?

И.П.: Технологии такие же, как в интернет-центрах, которые уже существуют на Западе. Выделено здание под чисто публичную составляющую: учебный центр, бизнес-зал, там же будет сделан клуб с рестораном. 

 

Е.Ф.: Кто обучается в "Интерграде"?

И.П.: Учителя. Это было главной идеей: свести вместе региональную элиту, которая бы этим интересовалась и занималась. Чтобы они могли, вернувшись в свои школы, учить работе в Интернете, технологиям и всему, что с этим связано. Прививать молодежи навыки сетевого общения. В Москве учатся проводники этой программы, а в региональных центрах - конечные потребители технологии. 

 

Е.Ф.: Каким образом реализуется аппаратное, программное и телекоммуникационное обеспечение?

И.П.: В большинстве мест компьютеры есть. А вот с доступом в Интернет действительно проблема серьезная. Российская глубинка - не Москва, и подключенных к Сети школ там совсем немного. Получается замкнутая цепочка: преподаватели знают, что есть Интернет и что это круто. Но им негде на это посмотреть. Следовательно, у них нет аргументов убеждать директоров школ в необходимости потратиться. В рамках нашей программы делаются региональные центры, в которых есть и компьютеры, и доступ в Интернет. Можно директора туда привести. А в Нефтеюганске и Сторожевом мы создали компьютерные классы с доступом в Интернет уже практически во всех школах. 

 

Е.Ф.: Насколько я себе представляю ситуацию в современной российской школе, дети гораздо лучше своих учителей разбираются в вопросах, связанных с Интернетом. Эту ситуацию, по всей видимости, очень трудно сломать. То есть нужно дать высочайший уровень образования учителю для того, чтобы он смог влиять на настроения и вкусы своих учеников.

И.П.: Слушай, я тебе честно скажу, ты коснулся темы, которая для меня самого является загадкой. Я могу сказать только, что у нас есть специальный человек, который занимается в компании именно вопросами образования, Светлана Авдеева. Она курирует этот вопрос, она - идеолог всего этого. Я не понимаю, как это будет работать, поскольку не профессионал в этой области. Но слава Богу, она таковым является. 

 

Е.Ф.: Означает ли это, что ты не ждешь никакой отдачи вообще?

И.П.: Ее трудно оценить. Я жду отдачи от всего комплекса в целом. Я жду отдачи от того, что придут в него другие интернет-компании, уважаемые бизнесы. Они будут друг с другом общаться. И будут там что-то зарабатывать. В целом, основная задача - создать структуру, подобную тусовке в Силиконовой Долине.

 

Е.Ф.: Что ты можешь ответить на выпады по поводу несоответствия достигнутых вами результатов прозвучавшим летом прошлого года декларациям?

И.П.: Недавно в Интернет.Ру была опубликована статья Натальи Хайтиной с достаточно резкими комментариями. Кстати, на эту статью на сайте Инфопорт.Ру нефтеюганцами ответ написан. Я-то отнесся к этому спокойно, а там народ обиделся. Действительно, в планах было заявлено многое и до сих пор заявляется многое, а выполняется не все. По обеспечению наших регионов телекоммуникациями мы идем даже с некоторым опережением плана, хотя по публичным услугам отстаем. По реализации социально-образовательных проектов тоже есть некоторая задержка. Суть проблемы такова: в интересах "ЮКОСа" есть два разнонаправленных вектора - быть хорошими и наращивать обороты. Ходорковский мыслит цифрами определенного масштаба. Когда финансовые результаты компании меньше, чем 1 квант этого масштаба (скажем, несколько миллионов долларов), он говорит "там бизнеса нет". С другой стороны, нам нужно умереть, но выполнить заказ по созданию рабочих мест. Потому что для нас нет такого слова - инвестиция. Дают не кредиты, не деньги на развитие - оплачивают реализацию конкретного проекта. Нам заказывают создание рабочих мест. И за каждое созданное нами рабочее место платится определенная сумма. Соответственно, мы должны создавать рабочие места, чтоб иметь живые деньги, оборотный капитал.

 

Е.Ф.: Но одна из претензий - это как раз то, что вы говорили, будто через год вами будут созданы 2000 новых рабочих мест. Сегодня, в своем докладе о деятельности компании ты сказал, что создано 750.

И.П.: Говорилось в июне. Время есть... Плюс пропала уже острота нефтяного кризиса и с нас чуть-чуть сняли давление в этом плане. Но мы предполагаем, что за первый год работы "Сибинтека" нам удастся создать около 1800 рабочих мест.

 

Е.Ф.: А кто эти люди? Что это за места?

И.П.: Дети нефтяников. В большинстве своем они - грамотные пользователи. Уровень доходов родителей достаточно высок. Дома есть все необходимое оборудование. Они получили более или менее нормальное образование. Но в своем городе они не востребованы. А денег для того, чтобы уехать в другой город и искать там работу, нет. В итоге город полон безработных экономистов и юристов... молодых, без опыта работы... 

 

Е.Ф.: Предполагается, что они будут работать на "ЮКОС"?

И.П.: На "Сибинтек"... Но мы им говорим: ребята, найдете другое место - никаких проблем. Нам платят за то, чтобы вы из статуса безработного человека перешли в статус человека работающего. Не за счет рабочих мест нефтянки. Понятно, что других производств в тех городах нет.

 

Е.Ф.: Кто платит вам за трудоустройство этих людей?

И.П.: Оплачивает "ЮКОС". Но штрафные санкции "за потерю рабочих мест в отрасли" ни при чем. Просто такова стратегия компании: платить не налоги, а вкладывать деньги в то, на что должны идти налоги.

 

Е.Ф.: Как по-твоему, почему такие компании, как "Газпром" или "Лукойл", не делают того же самого?

И.П.: На самом деле, есть проект Потанина. Насколько я слышал, мы будем в чем-то перекликаться. Но, если говорить о "Газпроме" или "Лукойле", в своих городах они этого делать не будут. Эти компании очень четко и узко специализированы, они не стремятся к диверсификации основного производства, поэтому создают рабочие места только в его рамках. Менеджеру того же "Лукойла" просто в голову не может прийти заняться чем-то кроме нефти. Вся советская система была построена на подобной заточке - лишь под определенным углом. И у них работает та же самая парадигма.

 

Е.Ф.: Меня позабавило, что на Сибинтековском форуме регулярно звучит текст "комсомольская инициатива г-на Х.". Согласен ли ты с таким представлением о вашей социально-образовательной программе?

И.П.: Многие приемы деятельности "ЮКОСа" идут от комсомола и центров НТТМ. В этом я согласен с народом. Тем не менее, не все "комсомольское" плохо. Стиль комсомола - жесткий, максимально прагматичный, иногда неразборчивый в средствах, но всегда эффективный. Хотя в данном конкретном случае - в образовательной инициативе - прагматизма не очень много, поэтому определение "комсомольская инициатива" мне кажется натянутым.

 

Е.Ф.: В интервью Газете.Ру ты сказал, что вы предполагаете крайне осторожно развивать проекты, связанные с Интернет-телефонией. Обусловлено ли это отсутствием законодательной базы? Участвует ли "Сибинтек" в работе по выработке законодательных актов об Интернет-деятельности в РФ? Если да, то в каком качестве? Считаешь ли ты верным мнение, что основной тормоз для коммерческого Рунета - отсутствие такой базы? Кто виноват? Что делать?..

И.П.: Мы не принимаем участие в законодательной деятельности - мешает близость к "олигархической группировке". Осторожность связана именно с этим - когда все вокруг считают, что у нас безграничный бюджет, то все относятся с повышенным вниманием к бюрократическим процедурам оформления лицензий и дальнейшего надзора. Тем не менее, я не вижу юридических препятствий для развития IP телефонии в стране. Гораздо хуже ситуация с e-commerce, где вступает в игру банковское и страховое законодательство. Здесь сделать систему "как на Западе" и не нарушить при этом не одной инструкции ЦБ просто невозможно. К сожалению, я не знаю, что делать - потому что надо менять буквально все. Или снимать ограничения по использованию западных платежных систем.

 

Е.Ф.: На РИФе постоянно, в той или иной форме, звучала ленинская фраза "кадры решают все". Можно ли открыть секрет и сообщить читателям, кто же из известных действующих лиц Рунета (за исключением твоей персоны) работает на "Сибинтек"? (ты ушел от ответа в интервью с Гагиным)

И.П.: На нас никто впрямую не работает. Но сотрудничаем мы со многими ;-)

 

Е.Ф.: Я знаю, что у тебя есть некое особое мнение по поводу тезиса, прозвучавшего на ток-шоу РИФа - "Рунет не является фактором российской экономики". Озвучь.

И.П.: Шариков говорил: "с обоими не согласен" (ни с Энгельсом, ни с Каутским, то есть - прим. ред.). А я, в данном случае, согласен с обеими точками зрения. Действительно, существует деловой мир, для которого Интернет как бизнес не существует. Размер рынка столь мал, что о нем даже говорить неприлично. Есть имитация: контент, дизайн, реклама... С другой стороны, есть интерес делового мира, как и на Западе, вкладывать какие-то деньги в эти бизнесы (радуясь от того, что "как на Западе"). Хотя я не знаю людей в России, которые бы сейчас грамотно использовали этот интерес. Ну, может быть, Порт.Ру (точнее, DataArt). У других даже близко нет. Некоторые шальные инвесторы дают деньги. Но они фактически являются не институциональными, а физическими лицами. Тот же самый Ходорковский. Он больше играет как физическое лицо, поскольку "ЮКОСу", как нефтяной компании, все эти штучки фиолетовы. Почему так происходит? Потому что физические, конкретные люди уверены что за этим будущее. Они вкладывают, но вкладывают без существенной проработки. Такие вложения не могут привести к серьезным бизнес-результатам. Впрочем, я уверен, что 90% сумм, которые называются, существуют только в воспаленных мозгах людей, читающих пресс-релизы, и еще немножко в воспаленных мозгах тех людей, которые считают, что они эти деньги получат... Но есть тусовка, интересные люди, им интересно то, что они делают. Денег им самим на то, что они делают, хватает. Когда не хватает, всегда есть способ где-то их получить. По большому счету, для них все равно - есть или нет инвестиции. На ту 1000 человек, которые реально работают - достаточно. Получается средняя зарплата порядка 1.500 долларов в месяц... А бизнеса там нет.

 

Е.Ф.: Но ты-то бизнесмен. Зачем же ты сам на РИФ приехал? Себя показать, других посмотреть, просто потусоваться?
И.П.: Себя показать - всегда. Дело святое. Других посмотреть? Мы и так часто общаемся... с ключевым народом... Хотя, конечно, лишний раз пойти, вместе выпить кружку пива, тоже всегда хорошо...  

Источник: YTPO: ежедневная электронная газета




Категория: Истории успеха | Добавил 18.02.2007: OilCareer | Просмотров: 3151




Похожие статьи:


Авторизация



Напомнить пароль · Регистрация
Сейчас на сайте:   
Онлайн всего: 36
Гостей: 35
Пользователей: 1

                               (yurso).
Следуйте за нами:   Нефтяники,   ВКонтакте,   Одноклассники,   Мой Мир,   Facebook,   Google+,   YouTube,   Twitter,   Instagram,   LinkedIn,   LiveJournal,   Uid.Me
Защита персональных данных
OilCareer © 2006-2017